Налет в погонах

Волжский следователь арестовал имущество для экс-депутата до вступления решения суда в законную силу.Генеральный директор ООО «МГФ-Инвест» Дмитрий Жестков обратился в Управление собственной безопасности ГУВД по Волгоградской области с заявлением о защите своих законных интересов и интересов возглавляемого им предприятия от незаконных действий следователя Волжского УВД. В своем заявлении Жестков указал, что в отношении «МГФ-Инвест» ведутся действия, направленные на незаконный отъем имущества общества.
Корреспонденты побывали на месте событий, развернувшихся 30 июля, и убедились: следователь может делать все, что ему захочется, если очень захочется. А закон тут ни при чем.
Итак, 30 июля около полудня на производственную базу в поселке Паромном приехали сотрудники правоохранительных органов — старший следователь по расследованию экономических и налоговых преступлений следственного управления при УВД по Волжскому Сергей Баранов и четверо оперативников УНП. На руках у них был документ – постановление суда о наложении ареста на имущество, то есть производственную базу.
Сотрудники милиции приехали эту базу арестовывать.
И тут же возникли первые вопросы. Например, с каких пор в нашей стране решение суда исполняют не судебные приставы, а следователи? И почему «подозреваемый», имя которого значится в постановлении, не был уведомлен о судебном заседании, и почему решение суда, которое по закону вступает в силу только спустя 10 дней после оглашения (если не обжалуется), исполняется уже через 8 суток? Ведь вынесено это решение было 22 июля, а визитеры появились у ворот базы уже 30-го, хотя решение все же обжалуется. Неужто следователь про это не знал?
Кроме того, база является собственностью ООО «МГФ-Инвест», его директор Дмитрий Жестков проходит по делу как свидетель, а не подозреваемый, как говорится в постановлении суда. Да и сам документ вызывает массу вопросов. Складывалось такое впечатление, что готовили его в явной спешке. Так, фамилия Жесткова написана с маленькой буквы, адрес базы не указан, только кадастровый номер.
Дальше стали происходить совсем уж странные вещи, которые упорно наталкивали на мысль о некой заинтересованности как минимум Баранова, как максимум – и оперативников. Следователь опечатал помещение, где находились несколько человек. Причем Баранову сообщили, что внутри есть люди. Он, однако, и ухом не повел, нашлепал листочков со штампами и удалился. На месте остались только оперативные сотрудники. Спустя три часа сотрудникам органов понадобилось вдруг с излишним, надо сказать, пафосом вскрыть это же самое помещение для обыска. Был приглашен человек с резаком-«болгаркой», который принялся вскрывать металлическую дверь. Но она открылась изнутри, а оттуда выглянули испуганные люди – несколько мужчин и женщина, которая сразу же попыталась выйти. Дорогу ей преградили милиционеры – уже второй раз за день они незаконно лишали ее свободы передвижения. «Мне душно там, я хочу выйти, и вообще, мне ребенка нужно забирать из садика», — сообщила женщина оперативникам. «Ничего, три часа просидела – не надо было ребенка забирать. Еще ненадолго задержишься», — ответствовали стражи порядка. Но бойкая женщина все-таки вышла. Мужчины остались сидеть внутри. Документов у них при себе не оказалось, поэтому сотрудники органов на веру переписали их имена и адреса.
Что же такое происходило? Сначала следователь опечатал в сорокаградусную жару помещение без окон и сплит-систем с живыми людьми внутри, а потом «опера» просто вскрыли «наклейки».
Далее, кстати, они вновь опечатали это же самое помещение, но уже убедившись в том, что там никого нет. Бумажка, которую они в свою очередь наклеили, без единой печати, то есть вообще никакой силы не имеет. Что же они там искали, непонятно, ведь никакого протокола обыска на месте составлено не было.
Протокол, составленный следователем Барановым, о передаче базы под охрану некоему г-ну Садыкову директор базы Дмитрий Жестков увидел только в руках самого Садыкова, который официально выступает как представитель гражданки Марченковой. Об этом было рассказано в материале «Следствие оказалось в «железнодорожном тупике» (ИА «Высота 102»). В нем говорилось, что именно с Марченковой идут судебные тяжбы за объект. Приводилось мнение мэрии Волжского о законности всех договоров с «МГФ-Инвест» на предоставление земельного участка под застройку. Что же касается уголовного дела по фактам мошенничества, то они – эти самые факты – вызывали большое сомнение, так как в расследовании не было и намека на потерпевшую сторону.
Тем более, что постановлением, подписанным и.о. главы администрации города Волжского Кубанцевым М.П., данный земельный участок был предоставлен в аренду под строительство железнодорожного пути ООО «МГФ-Инвест», которое впоследствии железную дорогу и построило. Об этом свидетельствует постановление, подписанное тем же Кубанцевым уже в октябре 2008 года, «О выдаче разрешения на ввод в эксплуатацию железнодорожного пути». В данном постановлении указывается, что на сооружение объекта использовано более двух километров рельсов, около 4 тысяч шпал и прочие специальные материалы и оборудование.
Тогда в чем же мошенничество? Ответа нет.
Тем не менее следователь Баранов решил базу опечатать досрочно, до вступления постановления суда в законную силу. Опечатал и отбыл восвояси, оставшись недосягаемым для остальных участников процесса и журналистов.
Как юрист он не мог не осознавать незаконность своих действий, а это ставит под сомнение компетентность и беспристрастность сотрудника правоохранительных органов.
Примечательно, что базу Баранов передал под охрану ЧОПу не всю целиком, а лишь некоторые объекты. Да и как передал, кому, из законных ли побуждений?
Гражданин Садыков, принявший из рук следователя базу, экс-депутат Волжской городской думы с весьма сомнительной репутацией и несколькими судимостями в прошлом. Чувствовал он себя вполне уверенно: разговаривал только с представителями правоохранительных органов (периодически у них завязывались очень оживленные беседы с громким смехом), на реплики гендиректора Жесткова и его представителей почти не реагировал, изредка лишь бросая: «Вы здесь на птичьих правах».
На все расспросы корреспондента оперативники только и отвечали: «Разъяснения по адресу: улица Логинова, 3, следователь Баранов или руководитель СУ Логинов».
Жестков решил дозвониться до следователя, как и порядком подуставшие сотрудники милиции. В итоге появилась информация, что Баранов вернется на объект для прояснения ситуации. Прождали его несколько часов. За это время подчиненные старшего следователя успели уехать со словами: «Не можем же мы здесь вечно сидеть». Баранов на базе так больше и не появился. Более того, он отключил телефон, и даже его коллеги, по неофициальной информации, просто не знали, где его искать.
Время близилось к ночи. Жестков оставлять базу не хотел, пока ситуация все-таки не прояснится. Садыков уезжать тоже не торопился. Вызвали милицию, решать-то вопрос надо. Приехал наряд. Посмотрели постановление суда, почитали протокол следователя и решили, что последний все же неправ. Однако все-таки куда-то позвонили. После телефонного разговора мнение стражей порядка поменялось: «Следователь оформил протокол законно». Как? Протокол на основе не вступившего в силу решения суда? Вызвали дежурного по городу, приехал он уже около десяти вечера. «Решайте вопрос в судебном порядке. База остается под охраной Садыкова». Люди экс-депутата вскрыли ворота болгаркой и зашли на территорию. На этом все закончилось.
На следующий день Дмитрий Жестков со своим адвокатом подготовили все необходимые бумаги для обращения в УФСБ по Волгоградской области, ГУВД, суд. В истории, которая длится около трех лет, снова поставлен знак многоточия.

От редакции: Разъяснение позиции редакции «Известия. Волга-Каспий» по итогам журналистского расследования в отношении конфликтной ситуации, связанной с имуществом ООО «МГФ-Инвест» (производственная база, подъездные пути).
На личном приеме у начальника ГУВД по Волгоградской области мною, Осиповым А.В., была получена информация об уголовном деле №134431, возбужденном 23 апреля 2010 года СУ при УВД по г. Волжскому Волгоградской области по признакам мошенничества в отношении Жесткова Д.С.

«Поводом к возбуждению уголовного дела послужило заявление Марченковой А.М., зарегистрированное 21 марта 2010 года. Проверкой Управления по налоговым преступлениям ГУВД по Волгоградской области установлено, что в конце 2007-го — начале 2008 года Жестков Д.С., являющийся руководителем ООО «МГФ-Инвест», ЗАВЕДОМО зная, что владельцем подъездных железнодорожных путей, расположенных в г. Волжском пос. Паромный, является Марченкова А.М., представил фиктивные документы, содержащие ложные сведения по строительству железнодорожных путей его организацией. Фактически никакого строительства на этом участке не велось, железнодорожный путь уже находился на этом участке и был построен в начале 80-х годов, и в 1996 году был приобретен Марченковой А.М.»
Далее утверждается со ссылкой на материалы дела, что Жестков захватил и производственную базу, «ЗАВЕДОМО зная, что у Марченковой должным образом не оформлено право собственности на этот объект…», и заключил договор аренды с администрацией г. Волжского на земельный участок, на котором находилась база.
«Все договора аренды на земельные участки главой администрации г. Волжского были отменены», – утверждается в информации ГСУ ГУВД, а в настоящее время:
— наложен арест на имущество базы по иску Марченковой;
— назначена оценка рыночной стоимости производственной базы на момент совершения преступных действий для определения ущерба.

А кто же мошенник?
В связи с полученным ответом и на основании данных, добытых корреспондентами редакции в результате сбора документальных доказательств по делу, опроса лиц, участвующих в разбирательствах по делу, сообщаю:

1. В настоящее время установлен факт законности аренды ООО «МГФ-Инвест» земельного участка, расположенного в районе балки Потехина поселок Паромный у администрации г. Волжского. Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 26 июля 2010 года отменены все постановления главы администрации Волжского от 15.08.2008 г. за №872-ГО, №7475 и от 25.09.2008 г. №5847. Судом установлено, что после публикации в газете «Наш город» от 30.04.2008 года о предоставлении земельных участков с предварительным согласованием места размещения ООО «МГФ-Инвест» обратилось с заявлением в администрацию Волжского о предоставлении земельного участка под строительство производственной базы. Постановлением от 25.06.2008 года №280-ГО Обществу предварительно согласовано место размещения производственной базы площадью 126 350 кв.м, расположенное в районе балки Потехина пос. Паромный г. Волжский для проведения работ по формированию земельного участка, государственного кадастрового учета, разработки проектной документации. Этим же постановлением утверждена схема размещения на дежурной кадастровой схеме и акты выбора земельного участка.
2. После выполнения указанных мероприятий Общество 17. 07.2008 года обратилось в Администрацию г. Волжского с заявлением о предоставлении земельного участка под строительство.
3. Постановлением от 05.08.2008 г. земельный участок с кадастровым номером 34:28:040003:366, территориальная экономическая зона № 6, 1 предоставлен Обществу в аренду сроком на 5 лет под строительство.
4. Далее в постановление вносились незначительные изменения, не влияющие на его суть. Были заключены договора аренды земельного участка на срок до 2013 года, осуществлена государственная регистрация данного договора.
5. После осуществления завершения строительства железной дороги на арендуемом земельном участке протяженностью 2432,8 п.м и ввода в эксплуатацию 18.11. 2008 года осуществлена регистрация права собственности на этот объект.
6. Действительно, заместителем мэра Волжского Кубанцевым были отменены данные постановления о согласовании земельных участков. Однако данные постановления отменены судом как незаконные.
7. Марченкова действительно через суд зарегистрировала право собственности на объекты недвижимости (блок гаражей, здание гаража, насосная, депо, трансформаторная подстанция, котельная, здание КПП, железнодорожные пути площадью 3649 кв.м. и т.д.). Решение вынесено 01.09. 2008 года. Однако в решении Волжского городского суда и в свидетельстве о государственной регистрации права отсутствует указание о земельном участке, где расположены объекты недвижимости. Таким образом, невозможно понять, где находится земельный участок, на котором располагается собственность Марченковой.
8. Необходимо учесть, что на момент получения согласований на земельный участок ООО «МГФ-Инвест» отсутствовали какие-либо сведения о зарегистрированных правах собственности на объекты недвижимости, расположенные на предоставленном Обществу земельном участке. Иными словами, заявления Марченковой о правах собственности на железную дорогу и базу – голословны.
9. Кассационной инстанцией решение Волжского городского суда об установлении факта собственности Марченковой было отменено.
10. При новом рассмотрении дела заявление Марченковой определением кассационной инстанции Волгоградского областного суда от 26.02.2010 года оставлено без рассмотрения.
11. Таким образом, представляется сомнительным утверждение оперативных сотрудников УНП о том, что Жестков, ЗАВЕДОМО зная о принадлежащей Марченковой собственности, решил обманом забрать земельный участок и объекты недвижимости.
12. Сомнительно и то обстоятельство, что у Марченковой не было времени надлежаще оформить в собственность производственную базу и договор аренды на земельный участок под ней (1996 год). Если бы договор аренды и существовал в природе, то он был бы зарегистрирован в ВОРУ, и по нему осуществлялись бы выплаты, что было бы отражено в бухгалтерии администрации г. Волжского.
13. Единственным документом, подтверждающим права собственности Марченковой на производственную базу в Паромном, является договор купли-продажи между ней и гр-м Садыковым. Договор подписан сторонами и датируется 22 ноября 1996 года. Однако существует два подобных договора с разными приложениями к ним. В одном железная дорога указывается, а во втором – нет. Первый договор находится в уголовном деле, а второй договор — в материалах суда.
14. Наличие разных договоров позволяет предположить их подложность. На это указывает и рапорт об обнаружении признаков преступления, составленный начальником ОБЭП УВД г. Волжского С.И. Колпаковым на имя начальника УВД Курдюмова С.В. Так, в ходе слушания дела по иску Марченковой было установлено, что свидетельство на право собственности на строение, расположенное на территории земельного участка, арендуемого «МГФ-Инвест», выдано ФРС по г. Волжскому 31.09.2008 г. В качестве доказательства на судебном заседании был предоставлен подложный документ «О разрешении на выполнение строительно-монтажных работ №154 от 15.04.1994 года», выданный АООТ «ВолгоградАгроПромСтрой» инспекцией архитектурно-строительного надзора Среднеахтубинского района Волгоградской области. Опрошенный начальник отдела архитектуры Абольянин пояснил, что разрешение с таким номером данному предприятию не выдавалось. Начальник общего отдела Кочетов также отрицал факт подписания указанного документа. Но именно на этом подложном документе и было построено решение Волжского городского суда о признании права собственности на объекты недвижимости производственной базы на земельном участке п. Паромный. По данному факту 18.03.2009 года было возбуждено уголовное дело (ст. 327.ч 1. УК РФ). Данное дело находится в производстве отдела дознания МОБ УВД по г. Волжскому.

Исходя из полученной информации, нами были также опрошены сотрудники администрации г. Волжского, получены данные из регистрационных органов, которые также подтверждают информацию о том, что Марченкова не владела земельным участком, на котором была построена железная дорога.
Таким образом, неясно, а было ли вообще событие, о котором говорится в постановлении следователя Баранова, ведь у ООО «МГФ-Инвест» есть все разрешительные документы, полученные законным путем. У заявительницы Марченковой таких документов нет. Кроме того, непонятно утверждение следователя о том, что — цитируем: «Жестков представил фиктивные документы, содержащие ложные сведения по строительству железнодорожных путей его организацией. Фактически никакого строительства на этом участке не велось, железнодорожный путь уже находился на этом участке и был построен в начале 80-х годов, и в 1996 году был приобретен Марченковой А.М.».
Существование железнодорожного пути в 80-х годах никем и не оспаривается, однако с тех пор дорога была разрушена, и никаких данных о ее нахождении на учете в РЖД не имеется.
Выводы о мошенничестве Жесткова, на наш взгляд, строятся лишь на измышлениях Марченковой, которую поддерживает экс-депутат В.Садыков, под контроль которого благодаря действиям милиции переходит собственность «МГФ-Инвест».

Почему мы считаем, что ситуацию, связанную с отстранением ООО «МГФ-Инвест» от управления своей собственностью, можно назвать рейдерством?
Приведем мнение специалистов в этой области:
«Рейдерство не существует как отдельный процесс в получении контроля над предприятием или собственностью. Здесь задействован весь необходимый спектр поддержки, начиная от административного давления (в том числе и с привлечением правоохранительных органов) и заканчивая «нужными» решениями в судах. Так как захват предприятия осуществляется не просто путем недружественного приобретения (скупки) контрольного пакета корпоративных прав, позволяющего обеспечить смену руководства и установление контроля над объектом атаки, а через приобретение минимального необходимого количества акций, опираясь при этом на силу органов государственной власти (судов, прокуратуры, милиции), достаточную для устранения прежнего собственника или менеджмента».

В нашем случае происходит отъем уже готового объекта – железной дороги, подъездных путей к производственной базе, на которой планируется осуществление предпринимательской деятельности.
Из истории противостояния видно, что до начала строительства дороги в 2008 году интереса к базе на Паромном Марченкова-Садыков не проявляли. В настоящее время, если уголовное дело затянется и ООО «МГФ-Инвест» при помощи милиции будет лишен возможности управлять своим имуществом, контроль над ним возьмут иные лица, что для нынешнего собственника обернется катастрофическими последствиями.
Мы ни в коем случае не пытаемся вмешиваться в ход расследования этого дела, каким-то образом влиять на его результаты, навязывать свою точку зрения. Но, по нашему мнению, факты, добытые в результате журналистского расследования, могли бы помочь следствию в деле установления истины. Во всяком случае, руководствуясь гражданской позицией, мы считаем обязанным обнародовать информацию, заслуживающую, по нашему мнению, хотя бы внимания.

Добавить комментарий